Главная » КУЛЬТУРА » Зураб Церетели: «Не надо проклинать своё прошлое!»

Зураб Церетели: «Не надо проклинать своё прошлое!»

Недавно Зураб Церетели закончил работу над серией скульптур, запечатлевших представителей династии Романовых.

Работа над циклом «История государства Российского (Дом Романовых)» велась более 30 лет. Серия состоит из 18 бронзовых статуй и скульптурных композиций, посвящённых монаршим особам — от царя Михаила Фёдоровича, основоположника династии, до императора Николая II. Все высотой от 3 до 8 м. Пока все скульптуры выставлены в Г­алерее искусств на Пречистенке.

Что всё это должно символизировать, насколько такое творчест­во нужно людям? Об этом Зураб Церетели рассказал «АиФ».

Кто из царей дороже? 

— Я не первый и не последний творец на этом пути, — объяснил скульптор, живописец и президент Российской академии художеств. — Традиция создавать памятники царственным особам в России берёт своё начало в XVIII в., когда появились первые монументы, посвящённые Петру I. Я только принял эту преемственность.

Владимир Кожемякин, «АиФ»: — Кто из представителей династии Романовых вам лично б­олее дорог?

Зураб Церетели: Все одинаково дороги, зачем кого-то выделять. Для меня история страны неразделима. Кроме Петра Великого в серию включены скульптуры сестры Петра Софьи Алексеевны, императриц Екатерины I и Екатерины II, Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны, императоров от Павла I до Николая II, а также вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны. Плюс малоизвестные персонажи российской истории, образы брать­ев Петра I — царей Ивана V и Фёдора III Алексеевичей, Петра II и Петра III. Все скульптуры выполнены в соответствии с иконографией прижизненных портретов представителей династии. И все они важны для России.

  • © Российская академия художеств

  • © Российская академия художеств

  • © Российская академия художеств

  • © Российская академия художеств

  • © Российская академия художеств

  • © Российская академия художеств

  • © Российская академия художеств

  • © Российская академия художеств

  • © Российская академия художеств

  • © Российская академия художеств

  • © Российская академия художеств

  • © Российская академия художеств

  • © Российская академия художеств

  • © Российская академия художеств

  • © Российская академия художеств

  • © Российская академия художеств

  • © Российская академия художеств

  • © Российская академия художеств

  • © Российская академия художеств

— В мае прошлого года на территории Российского военно-исторического общества в Москве открыли Аллею правителей, где были установлены 42 бюста государственных деятелей — от Рюрика до деятелей советского государства. Все — вашей работы. А на днях там открыли ещё и бюст Ельцина. Что вы можете сказать об этом человеке? Его роль в истории России, мягко говоря, неоднозначна.

— А кого оценивают однозначно? Вы можете назвать такого деятеля? Хорошо могу сказать про него. При Ельцине Российская академия художеств была внесена в Список культурного наследия ЮНЕСКО. За это ему спасибо.

О чём кричит эпоха?

— Как вы относитесь к сносу памятников — например, Сталину, Дзержинскому и другим деятелям революции?

— Плохо отношусь. И знаете почему? Потому что всё это войны памяти, которые мы ведём сами с собой. Каждая эпоха оставляет после себя, как бы это сказать, свой крик души. Он выражен в литературе, кинематографе, музыке, живописи и монументальной скульптуре тоже. Кто мы такие, чтобы уничтожать всё это? Кроме того, у каждого времени есть свои шедевры искусства, и идеология тут ни при чём. Неважно, кто и когда был увековечен — Сталин, Ленин или Дзержинский, — это нельзя трогать. Пусть памятники стоят. Люди сами разберутся, кто в чём был прав и виноват. Народ не обманешь.

На «Аллее правителей» в Москве появится бюст Ельцина

— По-вашему, символы преж­них эпох ломает народ, а не новая власть?

— Не народ, а толпа! Дело в том, что в России до сих пор переизбыток памятников деятелям советской власти — их поставили в каждом уголке столько, что дальше некуда. Из-за этого у людей развилось чувство стойкого отторжения к скульптурам государственных деятелей вообще, за редким исключением. Народ помнит, как в прежнюю эпоху валили наземь скульптуры российских царей, закладывали взрывчатку в храм Христа Спасителя. Сколько всего утрачено! Порушили уникальные творения. Одно утешение: что-то можно воссоздать заново.

За рубежом во многих странах стоят памятники очень неоднозначным деятелям, и ничего, их никто не трогает. Там понимают, что произведение искусства нельзя оценить сию­минутно. Время всё расставит по своим местам. Быстро судить — значит, наверняка ошибаться. Большое видится на расстоянии. Если даже многим людям что-то не нравится в памятнике или сооружении, это ещё не значит, что его надо непременно убрать. 

«Срам Парижа». Как французы против строительства Эйфелевой башни бунтовали

Хотите докажу? Пример — статуя Христа Спасителя в Рио-де-Жанейро. Я достаточно много времени работал в Бразилии и знаю не понаслышке, как эту скульптуру сначала хулили, а потом, наоборот, стали одобрять. Или, скажем, Эйфелева башня. Вспомните, как французы протестовали против её строительства! В том числе и знаменитые писатели Эмиль Золя и Александр Дюма-младший. А сегодня силуэт этого творения Гюстава Эйфеля стал самой у­знаваемой архитектурной достопримечательностью и Парижа, и всей Франции. 

В Москве есть свой похожий пример — «Рабочий и колхозница». Сейчас этот памятник монументального искусства снова стоит на ВДНХ. И кому от этого плохо? Никто там протестов не устраивает.

— Но на руках многих революционеров кровь невинных жертв, Зураб Константинович.

— А у кого из великих деятелей государства её нет? И то, что вы говорите, — не аргумент. Моя семья тоже пострадала от репрессий. Деда, который при рождении назвал меня Зурабом, расстреляли в 37-м. Так ушли мои родные: бабушка, которая в том же году повесила мне на шею православный крест, мама и другие — все не снимали траурных платьев и ждали, когда за ними придут. Но я же из-за этого не призывал свергать статую Дзержинского с Лубянки! И знаете почему? Это шедевр — уникальнейшая работа Евгения Вучетича. Это искусство для искусства и, кроме того, архитектурный стержень, который прекрасно «держал» всю площадь.

Вот я, например, создал скульп­турную группу по мотивам Ялтинской конференции 1945 г.: Сталин, Рузвельт и Черчилль сидят, как на знаменитом фото. В 2015 г. этот памятник поставили в Ялте. И, кроме благодарности, ничего за него не получаю. 

Я слышал, фигуру Дзержинского хотят вернуть на Лубянку. И правильно! Призывал и продолжаю повторять: не надо проклинать своё прошлое! Тогда и нас с вами тоже не станут ругать потомки.

И вообще, давайте всё рассматривать через искусство. Тогда будет больше доброты, любви к Богу и ближнему. Вот я художник и мыслю так же. Добрыми глазами вижу природу. Создал иллюстрации к Библии, там каждая фраза — мудрость. А когда начинаются всякие амбиции-эмоции, это только портит отношения между людьми и государствами. В детстве мне бабушка рассказывала сказки всех народов, а не только грузинские. И была права.

Во сколько просыпается скульптор?

— Вы изваяли образы десятков известных людей: Колумба, Бальзака, Бродского, Высоцкого, Ростроповича, Солженицына, Путина, Михалкова, Табакова, патриархов Алексия II, Илии II и Кирилла, Гергиева, Любимова, Шостаковича, Аксёнова, Паваротти, Пастернака и Цветаевой… Кто на очереди?

— Мои новые работы — Микел­анджело и Леонардо да Винчи и рядом с ними Малевич и Кандинский — четыре скульптуры в одной композиции. Классика и авангард искусства — как единое целое.

  • © РИА Новости

  • © www.globallookpress.com

  • © Commons.wikimedia.org / TCY

  • © flickr.com / Vyacheslav Argenberg

  • © flickr.com / Paco Abato Helguera

  • © flickr.com / Adam Baker

  • © flickr.com / James Emery

  • © flickr.com / sister72

  • © Commons.wikimedia.org / Анатолий Терентьев

  • © flickr.com / mischvalente

— Возраст 84 года не шутка. Тем не менее вас до сих пор часто видят на светских мероприятиях, юбилеях и т. п. И в то же время масштабы и объёмы вашего творчества поражают. Как всё успеваете?

— Кто меня видит? Где? Я не праздную, а работаю! Хотите, мой утренний рецепт скажу? Встаю рано: так жили родители. И, видно, это гены. Отец просыпался в полшестого, включал радио, телевизор, электробритву и пел. И я к этому уже привык. Помню, мама, бедненькая, поднималась вместе с отцом и прикрывала мне голову одеялом, чтобы я ещё хоть немного доспал. А теперь я и сам как мой папа: гимнастика, душ — и скорее в мастерскую. У меня три мастерские: живописная, где рождаются идеи; скульптурная, где трудятся формовщики, и главная, где произведение доводится до ума. И я весь день между ними мечусь… Все думают: взял Церетели и изваял. Не всё так просто!

Источник

Оставить комментарий